Тавдинские медики на пределе возможностей

С начала новой волны заболеваемости коронавирусной инфекцией нагрузка на медицинских работников возросла в несколько раз. Увеличилось количество вызовов, увеличилось число реально больных и тех, кто поддался панике и самостоятельно поставил себе страшный диагноз. Узнаем, как справляются с нагрузкой тавдинские медики.
 
Несколько дней подряд корреспонденту «ТП» не удавалось связаться с заведующим отделением скорой медицинской помощи ГБУЗ СО «Тавдинская центральная районная больница» Сергеем Кузьминым. Ответа на телефонные звонки то не было, то в телефонной трубке звучало: «Я сейчас с больными, говорить не могу, перезвоните позже». А потом при следующем звонке слышалось то же самое. Казалось бы, стоило принять во внимание специфику работы Сергея Викторовича, войти в положение и отложить разговор на потом, но как быть с жалобами тавдинцев на то, что время ожидания машин скорой помощи увеличилось до нескольких часов? Неужели все так плохо? Чтобы узнать, какова ситуация на самом деле, звонки заведующему все же продолжились, и вот, наконец, долгожданный разговор состоялся. Сергей Викторович признался, что буквально за день до беседы он практически непрерывно провел в рабочей машине 22 часа, и за это время успел отвезти больных в Екатеринбург, в Ирбит, а также выехать на два вызова в городе.
 
На фоне всеобщей паники пациенты стали требовательнее
 
— Сергей Викторович, спасибо, что смогли уделить время. Расскажите, пожалуйста, сильно ли возросла нагрузка на сотрудников тавдинской «скорой помощи»?
— Конечно, нагрузка возросла. В последние недели две количество вызовов увеличилось в среднем на 40 процентов. Если у нас раньше было 40-45 вызовов в сутки, то сейчас их 65-70.
— Что же на это повлияло? Время ожидания машины скорой помощи выросло именно в связи с увеличением количества вызовов?
— Сейчас, сами понимаете, какая у нас эпидситуация, люди стали звонить по любому поводу. Очень часто поступают звонки от людей с температурой, они хотят, чтобы их сразу положили в инфекционное отделение, провели компьютерную томографию. Но у нас есть внутренние приказы, в которых регламентированы показатели госпитализации.  
А что касается долгого ожидания машин, то я хочу сказать, что «скорая помощь» вообще не должна выезжать на вызовы с температурой. К таким пациентам выезжает не «скорая помощь», а неотложная служба поликлиники. То есть число вызовов возросло в связи с тем, что люди у нас не совсем понимают, как должна оказываться скорая и неотложная помощь.
— Справляются ли медработники с вызовами, которые не имеют отношения к коронавирусу?
— Существует три категории вызовов. «Скорая помощь» в течение 20 минут должна приезжать только на вызовы 1 и 2 срочности. На сегодняшний день на такие экстренные вызовы за указанное время наш показатель доезда составляет 95%, что выше среднеобластного показателя. Норматив — 90%, мы даже перевыполняем этот план. И опять же, что хочется сказать о долгом ожидании машины «скорой помощи». Неправильно думать, что если человек позвонил к нам с жалобой на боли в спине, например, то он должен ожидать «скорую» уже через 20 минут. Такой вызов относится к вызову 5 срочности, и выезд может откладываться и на два и на три часа. Люди у нас, к сожалению, этого не знают и не понимают.
— Возвращаясь к коронавирусу, хотелось бы узнать, что говорят люди, которые заподозрили у себя эту инфекцию и звонят в «скорую»?
— Люди сейчас в панике, ищут у себя симптомы. И когда приезжаешь на вызов, симптоматику все описывают слово в слово, будто прочитали в интернете. Но фельдшер, приезжая на вызов, эту симптоматику сразу определяет. Человек может сказать, что у него одышка, и что он не может дышать, но мы надеваем ему на палец пульсометр и видим, что одышки у него нет, и он не задыхается. Датчики-то не обманешь.
Хочу напомнить, что «скорая помощь» — это незамедлительное оказание медицинской помощи. А в настоящее время у нас бригада приезжает, осматривает больного и уезжает. Вся помощь заключается в слове «осмотр». Просто люди многое себе надумывают. Но мы все равно ко всем приезжаем, нам положено. Вызовов к больным с подтвержденным коронавирусом не так много, потому что их наблюдает бригада участковых терапевтов, которые объезжают таких пациентов каждый день.
— Расскажите, пожалуйста, как вы действуете, если есть опасения, что у человека действительно ковид?
— Вообще любое ОРВИ нужно расценивать как потенциальное заражение коронавирусом. Но все вызовы с жалобами на температуру мы передаем в поликлиническую неотложную службу, а сами выезжаем только тогда, когда неотложная помощь не может обслужить данные вызовы. Для выезда на вызовы к пациентам с подтвержденным коронавирусом у нас есть специализированная бригада. Существует определенный порядок работы с зараженными, и мы работаем в соответствии с этими порядками.
— А в каких случаях больных перенаправляют в другие города?
— Больных мы увозим по показаниям. На базе Ирбита создан ковидный госпиталь, где врач-инфекционист осматривает больных после КТ, и затем определяет дальнейшую тактику лечения больного. Либо он отправляет его к нам по месту жительства в инфекционное отделение, либо больной остается у них на госпитализации. Некоторых больных с подтвержденной коронавирусной инфекций мы увозим в Екатеринбург. Вчера, например, (30 октября – прим.ред.) увезли двоих.
— А в целом, часто ли увозите больных в Ирбит или Екатеринбург?
— С момента, когда мы стали проводить КТ, наша бригада как начала ездить в Ирбит по два раза в сутки, так мы и ездим. В последнее время, с начала новой вспышки, у нас, конечно, больше вызовов стало по подтвержденным диагнозам. Для таких пациентов у нас имеется специальная машина. Помимо того, что мы минимум по два раза в сутки ездим только в Ирбит, на бригаду ложатся еще вызовы. Я сам в этой бригаде работаю и понимаю нагрузку. В целом, мы справляемся, но в случае, если нагрузка слишком большая и много срочных выездов, другая бригада одевает противоэпидемические комплекты и выезжает на работу. А в основном, всю маршрутизацию берет на себя только одна отдельно выделенная бригада.
 
Тяжело не только физически, но и морально
 
— Скажите, пожалуйста, а с недовольством пациентов сталкиваетесь?
— Бывает, когда приезжаем на вызов и видим, что симптомы, которые описал нам человек, не соответствуют действительности, мы начинаем ему это объяснять. Нас иногда начинают ругать и говорят, что мы ничего не понимаем. Но мы к этому спокойно относимся. Просто потеря обоняния и вкуса не у всех подтверждается, и мы знаем, как это можно проверить. И в любом случае по одному симптому мы все равно определить коронавирус не можем. Должна проводиться специальная диагностика. Для взятия мазков у нас есть еще одна отдельная бригада, которая их собирает, затем перенаправляет в соответствии с порядком маршрутизации в лаборатории Ирбита или Екатеринбурга, и затем мы ждем результаты. Далее совместно с СЭС отрабатываются контактные лица. Кстати, если человек говорит, что он общался с тем, кто ранее общался с зараженным человеком, то он уже не считается контактным.
— Сергей Викторович, какой график работы у сотрудников скорой помощи?
— Работники скорой помощи работают посменно: день, ночь, два дня отдыха. Одна смена длится 12 часов. Конечно, они работают с повышенной нагрузкой, бывает всякое, но в основном график соблюдается. Работники нашей специализированной бригады работают сутки через двое.
— Как вы, медработники, сами оцениваете происходящую ситуацию? 
— Мы, наверное, просто грамотнее к этому относимся, больше об этом знаем. Для снижения заболеваемости нужна иммунная прослойка 60-70%, и пока данной прослойки не будет, коронавирус будет активно распространяться. Эту прослойку нужно создать: либо переболеть, либо пройти вакцинацию, но вакцина пока к нам не поступила.
— Может быть вы желаете обратиться к тавдинцам?
 — Я хочу сказать, что не стоит паниковать после вызова скорой помощи. Нужно немного терпения, мы все вызовы в любом случае обслуживаем, просто мы их сортируем по первоочередности. Нужно понимать, что температура — это не срочный повод, чтобы бригада была на адресе через 20 минут. Бывает в один момент несколько вызовов: у кого-то температура, а кому-то с сердцем стало плохо. Конечно, выбирая, к кому ехать в первую очередь, мы поедем на вызов с сердцем. Мы итак работаем на пределе.
— Сергей Викторович, еще раз спасибо, что смогли выделить время для беседы. Желаем вам и всем медицинским работникам терпения, сил и понимающих пациентов.
 
 
Анастасия Макарова
фото Олега Аверина
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Поделиться с друзьями: